Эксклюзив
Тер-Акопов Георгий Рубенович
02 февраля 2020
414

Нарушения права обвиняемого на защиту и воспрепятствование выполнению обязанностей защитника-адвоката следственными органами

Давненько не сталкивался с противодействием следствия относительно момента вступления в уголовное дело. Обычно следователи не высказывают недовольства при вступлении в дело новых защитников. Звонишь следователю, договариваешься о приеме, приносишь ордер, предъявляешь удостоверение, забираешь письмо в СИЗО и заверенную копию ордера и в «поход» в СИЗО. Бывают моменты, когда возникают проблемы с ознакомлением с процессуальными документами следственных действий с участием подзащитного, а именно с их копированием, но это отдельная тема. Но при вступлении в дело не было.

И вот, наконец, и со мной случилась история, о сути которой так много говорят коллеги-адвокаты, которые уже столкнулись с этой проблемой.

 В среду 27 января 2020 года заключил соглашение на защиту обвиняемого, содержащегося в СИЗО. Сразу оговорюсь, что дело резонансное, весьма не простое, преступление многосоставное, часть привлеченных к уголовной ответственности фигурантов уже осуждены, мой подзащитный  экстрадирован  из другой страны. Позвонил старшему следователю Следственного Департамента МВД РФ, что на Газетном переулке, представился и попросил принять меня для вручения ему ордера и предъявления удостоверения. Договорились, что сможет принять меня в пятницу 31 января, раньше он не мог!  Звоню в пятницу, очередное «не могу»! Предложил приехать в понедельник и  опустить в ящик для обращений граждан  заявление о вступлении в дело, согласие находящегося под стражей обвиняемого, копию удостоверения и ордер, обещал рассмотреть в установленные законом сроки!!! Будучи несколько шокирован таким обращением со мной и отношением к правам обвиняемого, содержащегося под стражей, решил поехать в СИЗО, и попробовать посетить подзащитного без письменного разрешения следователя, а предъявив ордер и удостоверение, как это установлено ст. 49-50 УПК РФ. Мне в очень вежливой форме было отказано по причине несогласия того самого следователя, в производстве которого находится дело. Я конечно возмутился и стал подумывать обжаловать отказ СИЗО в суде. Однако, проанализировав судебную практику относительно перспектив, отказался от этой мысли. Суды однозначно не удовлетворяют административные иски к руководству СИЗО по причине отказа на свидание адвоката с подзащитным без разрешения следователя. Пришел к выводу, которого, в принципе, всегда сам  и придерживался : нельзя допускать к содержащемуся под стражей адвоката «с улицы» без уведомления и разрешения следователя. Адвокат может превратиться без вступления в дело в некого «свиданщика», выполняя функции, совсем ему не свойственные и не соответствующие Закону «Об Адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ». Да и следствие понять можно : непонятные адвокаты посещают его подследственного непонятно с какими целями. Но, в случае заключения соглашения с третьим лицом, получить согласие привлекаемого к уголовной ответственности лица  необходимо! Стал копать глубже. Так вот где «собака зарыта»!  В нормах п.4 ст. 49 УПК РФ! Адвокат вступает в дело с момента предъявления удостоверения и ордера! При этом имеется в виду именно следователь, а не администрация СИЗО. Подпункт «б» п. 2 Федерального закона от 17 апреля 2017 г. N 73-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" ч.4 ст. 49 УПК РФ изложена в следующей редакции: "Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. С этого момента на адвоката распространяются правила, установленные ч. 3 ст. 50 настоящего Кодекса". Это позволяет говорить об отмене любых ограничений в указанной части и возможности беспрепятственного вступления защитника-адвоката в уголовное дело на любой стадии его производства. Во взаимосвязи с ч. 4.1 ст. 49 УПК РФ в редакции уже упомянутого ФЗ от 17 апреля 2017 г. N 73-ФЗ этот вывод выглядит еще более обоснованным. Так что главный вопрос именно в беспрепятственности!

 Предъяви следователю ордер и удостоверение, и получишь разрешение!  Главное здесь не адвокат, и даже не сам следователь, а момент представления следователю ордера и удостоверения! И сразу становится понятно, что следователь имеет очень широкие возможности для  манипулирования моментом этого предъявления. Например, «я сегодня занят», «приходите дня через три», «опустите ходатайство с набором соответствующих документов в ящик для обращений граждан, по поступлении ко мне я рассмотрю в установленное законом время и отвечу в письменном виде», и все в том же духе. В переводе на понятный и неформальный язык, это означает: послушай, адвокат, когда захочу, тогда и приму тебя. А чтобы «отфутболить» тебя на более ощутимый срок, брось в ящик, документы погуляют по канцелярии, попадут ко мне дня через три, с этого момента у меня будет еще три дня на ответ, отказать без наличия оснований для отвода я не смогу, но я направлю ответ по почте, и получишь ты его еще дней через 7-10. И недели на две я от тебя избавился! При этом, мне глубоко плевать на то, что иное лицо, заключившее соглашение недоумевает, почему это до сих пор адвокат не попал на свидание к обвиняемому в СИЗО, плевать и на право обвиняемого на защиту, да и на все Конституционные права!  Вот такая вот «беспрепятственность»!

Вот и интересно, почему законодатель, наделяя следователя различными полномочиями по организации расследования, в том числе и правом проверки на отсутствие обстоятельств,  препятствующих осуществлению защиты адвокатом, не смог предвидеть возможное недобросовестное поведение следователя с целью оттягивания момента предъявления адвокатом ордера и удостоверения?  Почему нету  обязанности  следователя незамедлительно принять адвоката (обеспечить встречу с ним) с целью предоставления ему возможности предоставления ордера и удостоверения и, таким образом, предоставления ему возможности своевременного выполнения обязанностей адвоката? А ведь все так просто, достаточно было добавить в текст 38 статьи УПК ограничивающий период времени, в течении которого он обязан был бы принять указанные документы и своевременно обеспечить обвиняемому право на защиту! Это и так входит в круг его обязанностей, однако для любителей манипуляций, или для трактующих нормы УПК с «вершин» собственных представлений, видимо- необходимо! Слово «беспрепятственно» ему не знакомо, может быть и его лексиконе такого нет!

На мой взгляд, это типичное бездействие следователя. А его требования о предоставлении самого Соглашения не основаны на законе. Видать, он не знаком с понятием «Адвокатская тайна». А требование «опустить в ящик» согласие подзащитного, содержащегося под стражей, в отсутствии свидания с ним, на которое разрешение от него же не получено, вообще не поддается комментариям. В прочем, как и требование «опустить все документы в ящик для приема обращений граждан. Наверное, в ином порядке необходимо разъяснить таким следователям, что Адвокат не просто гражданин. И если он подает ходатайство, необходимо присутствие на втором экземпляре этого документа отметки о приеме ответственного за это сотрудника, что способствовало бы своевременному принятию решений.

Вот и попробую поведение следователя обжаловать в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, как бездействие, причиняющее вред Конституционным правам подзащитного, а также препятствующим осуществлению адвокатом защиты привлекаемого к уголовной ответственности лица. Посмотрим, что получится!?

Адвокат  Тер-Акопов Георгий Рубенович

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован