13 мая 2009
4963

ВЫСОТЫ СЕРГЕЯ МЕНЯЙЛО

А город подумал, учения идут...

Маховик войны раскручивался стремительно. В Южной Осетии лилась кровь безвинных людей, российских миротворцев, и каждый час кровопролития стоил десятков, а порой и сотен человеческих жизней. Военные как никто другой хорошо понимали это. Очень часто фактор времени играет в военном деле решающую роль...
- Первая задача, которую я получил с началом агрессии Грузии, - переброска подразделений 7-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии ВДВ в Абхазию. Это около сотни единиц техники и более полутысячи воздушных десантников, - рассказывает командир Новороссийской ВМБ вице-адмирал Сергей Меняйло.
Сложность заключалась в том, что десантники подобные задачи редко отрабатывали вместе с военными моряками. Такое взаимодействие моряки десантных кораблей регулярно отрабатывают с морскими пехотинцами. А для воздушных десантников это неспецифическая задача. Отсутствие такого рода навыков не лучшим образом сказалось на действиях десанта. И тем не менее нормативы были выполнены даже несмотря на то, что часть техники находилась в Раевке и десантникам нужно было совершить марш...
Важную роль здесь, по мнению вице-адмирала Меняйло, сыграло чувство ответственности и четкое взаимодействие структур Северо-Кавказского военного округа, Черноморского флота и города Новороссийска. Они действовали согласованно, в едином ключе.
- Все было подчинено тому, чтобы обеспечить беспрепятственное продвижение войск по городу, - продолжает С. Меняйло. - Марш по насыщенному транспортом Новороссийску совершили безаварийно и в короткий срок. Достаточно сказать, что бронетехника получила возможность двигаться даже по встречной полосе.
Приоритеты движения в городе и его окрестностях, связанных с передислокацией значительных воинских формирований, сразу же расставили все по своим местам. Военные получили полный карт-бланш, и УВД города, ВАИ, ГАИ, дорожно-постовая служба, буквально все силовики работали на то, чтобы обеспечить беспрепятственное передвижение военной техники и ее скорейшую погрузку на корабли Черноморского флота. БМД, колесная и гусеничная техника, полевые кухни - все это следовало на десантные корабли. Чрезвычайные обстоятельства и стрелки часов неумолимо гнали моряков и десантников, прессовали их работу.
Командир НВМБ детально отслеживал всю ситуацию по погрузке сил на корабли, отдавал необходимые указания и распоряжения, напрямую взаимодействовал с командиром 7-й гвардейской дивизии, силовиками города, кораблями. Это была внезапная и строгая проверка взаимодействия многих силовых структур региона. Таких раньше не было.
Вице-адмирал Меняйло вышел в море с последним кораблем, отследив весь процесс погрузки. Этим кораблем в силу специфики стал БДК "Саратов" - самый емкий и самый вместительный из всех десантных кораблей. "Саратов" под командованием капитана 2 ранга Олега Починова, груженный бронетехникой и десантом, еще только отходил от берега, а передовой отряд во главе с начальником штаба НВМБ капитаном 1 ранга Евгением Крыловым отмерил уже не одну милю и был на подходе к государственной границе Абхазии.

Курс на Сухум

Передовой отряд составляла смешанная тактическая группа в составе малого противолодочного корабля (МПК) "Касимов" и ракетного катера, которым командовал капитан 3 ранга Игорь Воробьев. Они, можно сказать, готовили путь основной группировке сил, отслеживая ситуацию в районе. В основной отряд боевых кораблей (ОБК), которым командовал вице-адмирал Сергей Меняйло, вошли БДК "Цезарь Куников" и "Саратов", малый ракетный корабль "Мираж", МПК "Суздалец", морские тральщики "Железняков" и "Турбинист". Работу походного штаба, куда вошел и флагманский штурман НВМБ капитан 2 ранга Владимир Фисюренко, организовывал капитан 1 ранга Олег Игнасюк. Главным было обеспечение безопасности больших десантных кораблей, на которых находились бронетехника и люди. Поэтому походный ордер кораблей вице-адмирал Меняйло выстроил так, чтобы прикрыть десантные корабли от возможных внезапных корабельных и авиаударов противника.
Для лучшего управления группировкой сил сразу же по выходе в море вице-адмирал Меняйло пересел с БДК "Саратов" на более маневренный и оснащенный достаточным вооружением и средствами связи БДК "Цезарь Куников".

Удары по "волчьей стае"

- По характеру действий это были грузинские катера, - рассказывает командир НВМБ. - Кстати, с их обнаружением я получил информацию от главнокомандующего ВМФ о том, что нам навстречу вышли грузинские катера. Практически сразу, только чуть мористее, мы обнаружили групповые цели из двух и трех быстроходных единиц, которые на запрос не отвечали. В сети оповещения на канале безопасности их предупредили о том, что мы - отряд боевых кораблей миротворческих сил РФ, следуем в район Сухума. Экипажи неопознанных катеров были предупреждены, что в случае дальнейшего опасного для отряда боевых кораблей продвижения по ним будет применено оружие...
И опять никакой реакции. Обстановка менялась очень быстро в сторону обострения, цели на запрос не отвечали и продолжали движение. Передовой отряд применил оружие на предупреждение, а две и три цели сблизились на критически опасную дистанцию, поэтому по ним применили оружие на поражение. Только после этого цели отвернули и пропали с экранов.
Черноморцы действовали корректно, выполнив все предупредительные меры и в то же время решительно противопоставили свою тактику действий заранее продуманной тактике действий грузинских катеров. Промедлить в той ситуации с применением оружия - значило подвергнуть смертельной опасности отряд боевых кораблей и прежде всего БДК, на которых находились сотни воздушных десантников. Что, например, мог противопоставить "Саратов", у которого на борту всего одно небольшое орудие, ракетному оружию грузинских катеров? Нерешительность и промедление в той ситуации означали бы срыв поставленной задачи.
Морской бой специфичен, здесь нет окопов, чаще всего ты видишь противника лишь на экранах станций. Он скоротечен, требует мгновенной реакции, быстрого принятия решения, четкой координации действий между кораблями и, конечно, профессионализма от всей группировки и каждого экипажа в отдельности, ведь корабельное оружие - коллективное. Ракеты не смогут стартовать, если возникнет сбой у электриков (пропадет питание) или, скажем, у радиометристов. На корабле все слишком взаимосвязано, это один единый организм. Для того чтобы сделать всего один удачный ракетный пуск, всему экипажу приходится трудиться не один месяц.
- С приходом на рейд Сухума абхазские пограничники и генеральный штаб вооруженных сил Абхазии подтвердили, что наблюдали выход целей из Поти, - продолжает С. Меняйло, - но воспрепятствовать им не могли из-за отсутствия сил. Они наблюдали также возвращение целей, но две из них отсутствовали.
Интересная деталь. В 18.25 на сайте Грузии, что подтверждено генштабом Абхазии, появилось заявление Саакашвили, что с 15 часов ВМС Грузии отслеживают отряд кораблей ЧФ. В 18.25 по этому отряду нанесли удар грузинские силы морской обороны. Имеются поврежденные корабли. Отряд БК якобы отвернул и вышел за пределы тервод Грузии.
Из этого заявления, далекого от реальности, тем не менее видна серьезность намерений ВМС Грузии, которые действительно готовили удар по отряду кораблей ЧФ. Самонадеянный Саакашвили даже поспешил сообщить о своей победе. На самом же деле черноморцы упредили противника, переиграли его тактически и профессионально. А ведь, не прояви решительность и волю или неправильно расставь силы в ордере, все могло пойти по другому сценарию. И уж тогда бы победно-радостный лай приспешников Саакашвили гремел бы по многим эфирным каналам. Этого во многом благодаря вице-адмиралу Меняйло не произошло.
Рамки очерка не позволяют детализировать тот морской бой. Однозначно можно сказать, что атака грузинских катеров, как и их агрессивные планы, была сорвана. А черноморцы под руководством вице-адмирала Меняйло поставленную им задачу выполнили: подразделения 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии были доставлены по назначению и стали решать свои задачи. Черноморцы же на рейде Сухума осуществляли контроль за акваторией до рубежа реки Ингури.
...Вторая ночь выдалась не менее напряженной и тревожной, чем первая. В ночь с 9 на 10 августа ОБК при следовании в строю завесы в район государственной границы Абхазии и Грузии был подвергнут очередному нападению. В ответ оружие по быстроходным целям применили МПК "Суздалец" и "Касимов". Сработали зенитно-ракетные комплексы "Оса".
- С трех кораблей, в том числе и моего командного пункта, наблюдали взрыв над морем, - продолжает вице-адмирал С. Меняйло, - после чего цели исчезли с экранов локаторов.
Грузинские ВМС пытались взять реванш за проигранный накануне бой. И с этой целью они предприняли новую атаку, где три или четыре цели ставили помехи. Но и это им не помогло. И этот непростой морской бой вновь выиграли черноморцы. После второго сражения они получили задачу установить контроль за Поти, откуда наши корабли подвергались атакам.

Дуэль с береговой батареей

- При подходе к северной части Поти наш ОБК был обстрелян береговой батареей Грузии, - рассказывает командир НВМБ, - батарея была засечена и по ней нанесли удар реактивными снарядами.
За этими лаконичными и по-военному сухими фразами вице-адмирала Меняйло скрывается огромное напряжение боя, колоссальная ответственность за целостность наших кораблей, жизни черноморцев. Ослабление внимания хоть на короткое время грозило большой бедой. Как, впрочем, и любой промах, медлительность, нерешительность. Военные моряки выполняли свою важную роль в общем плане операции, целью которой было остановить агрессию Грузии, принудить ее к миру. Сделать это можно было только силой и профессионализмом военных, которые, безусловно, рисковали своими жизнями во спасение жизни мирных жителей Южной Осетии и Абхазии. Да-да, и Абхазии.
Когда в штабе миротворцев получили захваченные карты спланированной Грузией операции и, в частности, второго ее этапа (1-й этап - захват Южной Осетии), стало ясно, что Грузия готовила захват Сухума. По их планам более 900 человек должны были высадиться с десантных средств и быстроходных катеров в Сухуме ночью. Но черноморцы поставили жирный крест на этих зловещих планах. Своими грамотными и решительными действиями они предотвратили возможную высадку десанта и захват Сухума. А кроме того, усилили группировку российских войск и поставили морской заслон на указанном рубеже, контролируя Поти и не пересекая границу с Грузией. Отряд кораблей и дальше продолжал выполнять поставленные задачи. В частности, два корабля обеспечивали посадку и взлет наших летательных аппаратов на аэродроме Бобушары. Взаимодействие ОБК под командованием вице-адмирала Сергея Меняйло было налажено со штабом группировки миротворцев во главе с генерал-лейтенантом Владимиром Шамановым. От черноморцев специальная группа с корректировочным постом находилась в рядах 7-й гвардейской дивизии ВДВ. Устойчивую и постоянную связь черноморцы поддерживали с аэродромом Бобушары, куда беспрестанно садились и откуда взлетали самолеты.
- В той непростой ситуации огромную помощь я получал от главнокомандующего и начальника Главного штаба ВМФ, которые круглосуточно отслеживали ситуацию и по своим каналам доводили ценную для нас информацию по всему Северному Кавказу, внимательно выслушивали предложения, давали указания, - говорит командир НВМБ.
Конечно, эта операция потребовала от черноморцев огромных усилий. Важно то, что они с честью выдержали сложный экзамен! И в том, бесспорно, была огромная заслуга вице-адмирала С. Меняйло, награжденного указом Президента РФ орденом "За заслуги перед Отечеством" IV степени (с изображением мечей).
Замечу, что это не первая государственная награда адмирала. Своей первой боевой наградой, хотя это была всего лишь медаль, он гордится ничуть не меньше, чем орденом. Потому что эта медаль - "За боевые заслуги".

На южном берегу Баренцева моря

Так получилось, что после окончания штурманского факультета Каспийского высшего военно-морского училища лейтенант Сергей Меняйло с самого что ни на есть морского юга страны попал на самый ее север - Кольскую флотилию разнородных сил. Причем в очень ответственный период становления и формирования флотилии.
Жизнь так распорядилась, что спокойными и прогнозируемыми периодами службы адмирала можно назвать, пожалуй, лишь учебу в военно-морских училище и академии, Военной академии Генерального штаба. Но это обязательные ступени служебного роста, без которых невозможно стать вице-адмиралом, командиром крупного объединения. Все остальные места службы легкими никак не назовешь. Южный берег Баренцева моря. Почти десять лет жизни отдал этому суровому краю молодой офицер. Здесь, в составе Кольской флотилии разнородных сил, прошло его лейтенантское становление, здесь он обрел офицерскую зрелость и самостоятельность, будучи командиром сначала базового, а затем морского тральщика.
- В море выходили часто, - вспоминает Сергей Иванович, - причем отрабатывали не только курсовые задачи, выполняли боевые упражнения, но и обеспечивали испытание подводных лодок различных классов и даже проводили боевое траление в Обской губе. А Обская губа - это важная часть Северного морского пути, стратегической транспортной артерии всего севера страны.
Под командованием старшего лейтенанта Меняйло экипаж базового тральщика во время планового траления обезвредил девять мин и одну авиабомбу(!) в районе острова Колгуев. За этот сложный и рискованный труд офицер и был награжден медалью "За боевые заслуги". Каждое сильное натяжение трала заставляло учащенно биться сердце, а каждая встреча с "рогатой смертью" была испытанием мужества и профессионализма моряков. И ведь за каждого из них, как и за безопасность и жизнь корабля в целом, в полной мере отвечал молодой командир. Наверное, с тех самых пор офицерской юности чувство ответственности стало доминирующим в его военном характере. Как и умение, смелость брать на себя эту ответственность, принимать ответственные решения. Медалью "За боевые заслуги" очень гордятся люди в военной форме. В дальнейшем эти самые "боевые" дела станут важной составляющей его военной службы.
Сергей Иванович с благодарностью вспоминает школу командира дивизии кораблей ОВР, которой командовал контр-адмирал Сычев, адмиралов Игоря Владимировича Касатонова, Валерия Васильевича Гришанова.
- Это была суровая, но очень хорошая школа, которая в дальнейшем не раз сослужила мне добрую службу, - говорит вице-адмирал.
О десятилетии северной жизни он ничуть не жалеет. Наоборот, гордится и с теплотой вспоминает своих учителей.

Горячий Каспий

А после успешного окончания Военно-морской академии Сергей Меняйло вновь попадает на самое южное военно-морское объединение - Каспийскую флотилию. И опять-таки в горячее в прямом и переносном смысле время. Он - начальник штаба бригады надводных кораблей в Каспийске, затем командир бригады охраны водного района в Астрахани. Завершилась первая чеченская кампания, близость которой ощутили моряки-каспийцы, а спустя некоторое время вновь заполыхала Чечня. Дагестан, Каспийск. Это были "горячие точки", огненное дыхание которых капитан 1 ранга Меняйло ощутил в полной мере. Моряки-каспийцы жили тогда в постоянном напряжении. И не только потому, что решали сложные боевые задачи. Суровая прифронтовая обстановка сказывалась в гонении на семьи военнослужащих.
- Достаточно вспомнить взрыв жилого дома пограничников, - возвращается вице-адмирал Меняйло к тем горячим и тревожным временам, - или захват боевиками так называемого "Белого дома", здания правительства Дагестана. В то время нам, кроме повседневных задач боевой подготовки, приходилось осуществлять постоянную охрану и оборону всех объектов.
Группировка войск в Каспийске первой вошла и включилась во вторую чеченскую войну.
- Именно в это по-фронтовому горячее время судьба свела меня, можно сказать, с легендарными людьми - командующим 58-й армией, тогда генерал-лейтенантом, Сидякиным и его заместителем генерал-майором Александром Петровичем Елгуновым, первым командующим группировкой, - обращается к тому времени вице-адмирал Меняйло. - Это и, наверное, уже бывший командующий ДВО Герой России генерал армии Владимир Васильевич Булгаков, это и командующий 58-й армией, а сейчас войсками Московского военного округа генерал-полковник Валерий Васильевич Герасимов, Герой России генерал-лейтенант Владимир Анатольевич Шаманов, с которыми мне приходилось пересекаться, быть у них в определенном подчинении и учиться искусству управления войсками.
Обо всех деталях не расскажешь, но именно в то горячее время контртеррористической операции Сергей Иванович был награжден именным оружием и орденом "За военные заслуги".

На берегах Кавказа

После окончания Военной академии Генерального штаба Меняйло в 2004 году назначают сначала начальником штаба, а год спустя командиром НВМБ. Случайными эти назначения никак не назовешь. Будучи НШ НВМБ, Меняйло быстро врос в обстановку молодого, развивающегося и стратегически важного объединения. Это перспективное формирование требовало и перспективно мыслящего, деятельного, коммуникабельного, с достаточным опытом руководителя. Нужен был мощный "задающий генератор", который бы претворял в жизнь масштабные планы федеральной целевой программы (ФЦП) по развитию и наращиванию здесь инфраструктуры.
Строить, создавать новое на уже устоявшейся инфраструктуре, когда практически все земли распределены между министерствами и ведомствами, чрезвычайно сложно. Требовались не только нестандартные решения, но и десятки согласований с самыми различными ведомствами по отчуждению земель, которые должны были попасть в военное ведомство. Это отнимало уйму времени и сил. А со сколькими проектными, научными и другими организациями приходилось взаимодействовать при строительстве новых, порой уникальных, не имеющих аналогов объектов.
Необходимость создания и развития системы базирования ЧФ на кавказском берегу требовала перспективного мышления, комплексного подхода и нередко личного участия в делах командира НВМБ с выездом его на место для принятия решения, неправильность которого могла дорого обойтись государству.
А вместе с решением перспективных стратегических задач нужно было отрабатывать все текущие вопросы. Это сдача курсовых задач экипажами кораблей и судов, выполнение боевых упражнений, освоение новых кораблей и катеров, которые поступают на ЧФ именно в НВМБ, освоение новейших, единственных и уникальных по своим тактико-техническим данным артиллерийских и ракетных береговых комплексов, которых нет нигде более в Вооруженных Силах РФ. Это отработка взаимодействия с силовыми структурами СКВО, ВДВ, пограничниками, МВД. Это международная деятельность, включающая визиты, деловые заходы иностранных кораблей, поскольку крымские берега, а значит, и Севастополь представляют Украину. В плане международного сотрудничества именно Новороссийск вот уже многие годы является столицей ЧФ. Именно в этот российский порт заходят корабли Черноморской ВМГ, направляясь в Россию, во время учений в рамках "Блэксифор". Главная база ЧФ - Севастополь в этом плане на сегодняшний день потеряла для России свое значение. Именно НВМБ играет первую скрипку в сотрудничестве двух сильнейших флотов на Черном море - ЧФ и ВМС Турции и, в частности, в проведении регулярных учений "Черноморское партнерство", в обмене информацией в рамках "Черноморской гармонии".
Один за другим в НВМБ появляются новые причалы, новые казармы, инженерные, гидротехнические и другие сооружения, новые объекты тыла и соцкультбыта.
Из года в год растет удельный вес НВМБ как составной части Черноморского флота. Во многом это происходит благодаря выполнению федеральной целевой программы.
- Не сказывается ли на реализации ФЦП нынешний финансово-экономический кризис? - интересуюсь у командира НВМБ.
- Мне трудно оценить движение финансовых потоков и дать исчерпывающий ответ по финансированию всех объектов, предусмотренных программой, - говорит С. Меняйло, - но могу однозначно сказать: развитие базы продолжается. Хотя есть определенные проблемы. Но они существовали и ранее, до кризиса, ведь программа и составленный на ее основе план - не догма, а руководство к действию. Жизнь постоянно вносит какие-то коррективы, ведь мы создаем базу не с чистого листа, а вписываемся в устоявшуюся инфраструктуру промышленного города Новороссийска, довольно развитого Краснодарского края. Чтобы создавать - нужна земля, которой уже сейчас не хватает. Нужно создавать объекты ХХ╤ века, заглядывая в будущее, а нам порой предлагают объекты ХХ века. Надо стремиться к тому, чтобы завтра эти морально устаревшие объекты не переделывать...
Трудно быть одновременно созидателем, устремленным в будущее, и в то же время добросовестным исполнителем, с которого сегодня регулярно и по всей строгости спрашивают и за боеготовность частей и подразделений, и за выполнение планов боевой подготовки, и за уровень правопорядка и воинской дисциплины, и за поддержание необходимого уровня технической готовности кораблей, бронетехники и автомобильного парка, уничтожение обнаруженных боеприпасов времен Великой Отечественной войны и еще за многое и многое другое. А тут еще сложно-стремительная жизнь подбрасывает вводные и экзамены, которые не перенесешь на завтра, которые ждать не будут. Кто же планировал операцию по принуждению Грузии к миру? Агрессию готовил преступный режим Саакашвили, получая поддержку, одобрение, военную и финансовую помощь своих заокеанских хозяев. А черноморцам пришлось отвечать на вызов и воевать не только с марионеточным режимом, но и приспешниками бесноватого Саакашвили. Причем не только заокеанскими, но и теми, что по соседству, теми, кто, подрывая боеготовность собственных вооруженных сил, отдал новейшие зенитно-ракетные комплексы, снятые с боевого дежурства, для уничтожения российских самолетов. И вовсе не устарелыми и примитивными были образцы вооружения у отмобилизованной с помощью Запада армии Грузии. Те же модернизированные ракетные катера ее ВМС были оснащены вполне современными ракетными комплексами "Экзосет" иностранного производства, способными наносить мощные удары. Но ведь справились российские богатыри с отмобилизованной армией Грузии, спасли от порабощения и геноцида народы Южной Осетии и Абхазии! Не дрогнули в час суровых испытаний российские моряки.
Эта операция в определенной мере затормозила развитие базы, отвлекла от выполнения стратегической задачи, но, с другой стороны, показала всю необходимость дальнейшего наращивания усилий по совершенствованию базирования сил на кавказском берегу, со всей убедительностью подчеркнула геополитическую значимость НВМБ Черноморского флота.
Отвечая на мой вопрос о выполнении ФЦП, Сергей Иванович рассказал о продолжении строительства защитной дамбы в Цемесской бухте, которая, несмотря на всю ее дороговизну и уникальность, будет построена. Он рассказал об уникальных технологиях российских ученых и гидростроителей, которые закачивают крепчайший бетон в морское дно, на глубине до 40 метров вгоняют в пробуренный прибрежный шельф мощные сваи.
- Это, без преувеличения, в технологическом смысле стройка века! - уверяет Меняйло. Он поведал и о планах строительства комплексной базы материально-технического обслуживания, которая будет создаваться в Крымске.

Андреевские флаги у абхазских берегов

...В приемной командира Новороссийской ВМБ было многолюдно. Одних офицеров вице-адмирал Сергей Меняйло вызывал, другие сами прибывали для доклада или решения срочных вопросов и неотложных дел. В НВМБ прибывала инспекция Министерства обороны РФ. Думаю, объяснять, сколь это серьезное и важное мероприятие в период реформирования Вооруженных Сил, не нужно. В новый облик вписываться непросто. Впрочем, командира НВМБ, кроме этого, заботили дела, связанные с повседневной деятельностью соединения. В это время довольно значимый отряд кораблей Черноморского флота находился у абхазских берегов, в зоне ответственности НВМБ, осуществляя контроль за обстановкой в указанном районе. И то сказать, в тот день истекал 24-часовой ультиматум, выдвинутый оппозицией президенту Грузии Саакашвили. Мощная многотысячная оппозиция страны однозначно требовала его отставки. Ситуация в Грузии могла выйти из-под контроля. С августа прошлого года кавказский берег стал "горячим регионом", к которому с тех самых пор и до сегодняшнего дня приковано внимание мировой общественности. Не говоря уже о России, защищавшей от гибели своих миротворцев и мирных жителей Южной Осетии и Абхазии, взывавших о помощи, от истребления. С тех самых августовских пор Кавказское побережье стало зоной особого внимания черноморцев, а НВМБ, постоянно усиливаемая боевыми кораблями и ракетными катерами с крымских берегов, держит этот регион под особым контролем. Россия памятует о готовящемся реванше со стороны режима Саакашвили за проигранную операцию, в ходе которой Грузию принудили к миру.
...Доклады, принимаемые решения, телефонные звонки, работа у карты, утверждение документов... Люди и документы шли нескончаемым потоком, и выкроить время в этой круговерти для беседы казалось просто невозможным. Впрочем, я прекрасно понимал, что и завтрашний, и послезавтрашний дни будут не менее напряженными. НВМБ сегодня - передовой рубеж Черноморского флота. И в силу решаемых ранее задач по развитию инфраструктуры базы в соответствии с федеральной целевой программой, включающей целый комплекс мероприятий, а с августа прошлого года и в силу значительной активизации кораблей ЧФ в этом регионе.
Побывав в разных местах и пообщавшись со многими офицерами, я ощутил спрессованный до предела жесткий ритм жизни НВМБ, ее сильный и не всегда ритмичный пульс, какой бывает у человека, идущего в гору. Вот так, в гору, уже несколько лет идет командир НВМБ, увлекая других своим примером.
На снимке: Командир НВМБ вице-адмирал Сергей МЕНЯЙЛО.; Крейсер "Михаил Кутузов".; Офицер отдела воспитательной работы НВМБ капитан 2 ранга Евгений ПЕТРОВ.; Морской тральщик "Валентин Пикуль".; Начальник штаба НВМБ капитан 1 ранга Евгений КРЫЛОВ. Фото автора.




Владимир ПАСЯКИН, "Красная звезда".
http://www.redstar.ru/2009/05/13_05/3_01.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован